Отзывы о романе «Кредо души»

Отзыв писателя и поэта Алексея Рудова:

«Мир несовершенен, но мечта изменяет реальность, становясь реальностью… Заплетая из конца в начало сюжет, автор создает пространство метафизической сущности событий происходящих с героями… Совокупность психических явлений, переживаний — основа психической жизни человека всегда вплетена в его жизнь, и когда душа верит — личное убеждение, основа мировоззрения человека, становится девизом  жизни. Частности сюжета:  самолеты, люди, встречи, ощущения и складывают картину «кредо» или «девиза» литературной героини…

Все мы живем в дискурсе нашего внутреннего я и внешнего выражения, и очень часто именно любовь ломает этот дискурс и соединяет несоединяемое на первый взгляд — мысли и поступки…чувства и действия… И грань стирается и теряется в пространстве и времени —  именно так рождается «Кредо души».

Новых творческих удач автору… с Уважением»

Отзыв Игоря Бесфамильного:

«Роман обнажает проблемы двойственности человеческой натуры и показывает, насколько людская фантазия неотделима от реальной жизни, выделяя этот аспект умышленным размыванием черт, отделяющих реальность от вымысла. Сквозь многочисленные детали сенсорного восприятия, от сексуальности человека до эмоций, переходящих в стихотворную форму, раскрывается основной прием магического романа: коллапс времени, проникновение прошлого в настоящее, таким образом, что меняются местами причины породившие ситуацию и следствие. Магические элементы, включенные в реалистическое описание сюжета, содержат в себе черты эпистолярного жанра через динамичность электронной личной переписки. Альтернативность точек зрения создает контраст между персонажами, астральным и физическим, оставляя финал открытым и предлагая читателю самому выстроить собственное мироощущение.

Главы «Взлет» и «Посадка» символизируют границы определенного этапа человеческой жизни, как периода становления отдельной личности и влияния многих факторов на выбор, как любого явления и процесса мира, помещенного в рамки одного перелета. Последняя глава «Движение к новому» вобрала в себя, последующие за окончанием цикла, события: синтез нового, несущего начало и завершенность старого. Поэтому последняя глава выбивается из общего контекста романа: последовательно подчеркивая, имеющиеся общие корни, что особенно прослеживается по названиям глав и, привнося итог в общую картину, где пробиваются новые нотки иного стиля написания, она усиливает звучание финальной сцены и указывает на призрачность грани, отделяющей окончание от начала. Это эксперимент, поиск нового звучания, подхода, попытка создать новое. Произведение несет в себе позитивное отношение к жизни».

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите CTRL + ALT + E или кнопку «Ошибка в тексте?». Спасибо!